Средь шумного бала (романс)

Материал из ALL
(перенаправлено с «Средь шумного бала (песня)»)
Перейти к: навигация, поиск

()

Исполняет Иоаким Тартаков.

()

Исполняет С.Я.Лемешев.

()

Исполняет Леонид Собинов.

()

Исполняет Муслим Магомаев.

«Средь шумного бала…» — известный романс; автор стихов — А. К. Толстой, автор музыки — П. И. Чайковский. Стихотворение сочинено в 1851 году. Время создания романса: 1878 год[1].

Стихотворение[править]

Стихотворные строки поэт Алексей Толстой сочинил в 1851 году, а посвящены они были его будущей супруге Софье Миллер, урожденной Бахметевой, с которой он познакомился на новогоднем балу-маскараде, проходившем в Петербургском Большом театре, куда был приглашен весь аристократический Петербург, в самом конце декабря 1850 года или в начале января 1851-го; Софья Андреевна, как и остальные гости, была в маске и поэтому «тайна … покрывала черты»[1][2][3][4]. Собственно, на том маскараде Софья Андреевна поразила совсем другого литератора-аристократа — И. С. Тургенева, но тот после первого же свидания остыл в своих страстях[5], а вот его товарищ А. К. Толстой — наоборот, был очарован Софьей Андреевной, а скоро влюбился в нее, да так, что полюбил на всю жизнь.

Биография Софьи Андреевны была весьма непростой. В юности она пережила серьезную любовную драму с князем Григорием Николаевичем Вяземским, от которого забеременела. Возлюбленный оказался человеком низким и подлым. Поставив молодую девушку, поверившую ему, в такое щекотливое положение, он не только отказался жениться на ней, но и убил на дуэли ее оскорбленного брата Юрия[2][3]. Родившуюся дочь, тоже Софью Бахметеву, другой брат Петр с его супругой оформили как своего ребенка[5].

Родня признавала ее виновницей всех свалившихся бед[3]. А через некоторое время Софья Андреевна Бахметева была выдана замуж за конногвардейского полковника Льва Миллера, но брак этот им обоим счастья не принес, семьи как таковой не сложилось[2]. К моменту знакомства с Алексеем Константиновичем Толстым Софья Андреевна была женой Л. Миллера. Но любовь, как известно, сильнее нелюбимого мужа. И влюбленный Алексей Константинович посвятил ей полные восхищения лирические строки. Вот это стихотворение в первоначальном виде:

Средь шумного бала, случайно,
В тревоге мирской суеты,
Тебя я увидел, но тайна
Твои покрывала черты.
Лишь очи печально глядели,
А голос так дивно звучал,
Как звон отдаленной свирели,
Как моря играющий вал.
Мне стан твой понравился тонкий
И весь твой задумчивый вид,
А смех твой, и грустный и звонкий,
С тех пор в моем сердце звучит.
В часы одинокие ночи
Люблю я, усталый, прилечь —
Я вижу печальные очи,
Я слышу веселую речь;

И грустно я так засыпаю,
И в грезах неведомых сплю…
Люблю ли тебя — я не знаю,
Но кажется мне, что люблю![6][7].

Софья Андреевна ответила влюбленному на его чувства. Не добившись развода, она пошла на открытый разрыв с официальным супругом[1][2].

Софья Миллер-Толстая

Софья Андреевна стала музой А. Толстого, именно ее влиянию обязана русская литература появлению образа Козьмы Пруткова; под этим псевдонимом он сочинял шуточные стихи и фразы со своими двоюродными братьями Жемчужниковыми[2]. А ей самой он посвятил еще не одно свое серьезное стихотворение[2][5].

Какое-то время они встречались тайно, потом жили в гражданском браке, а обвенчались — после смерти матери Алексея Константиновича, препятствовавшей их встречам, и получения наконец развода от Л. Ф. Миллера — в греческой церкви в Дрездене лишь через 12 лет после того шумного бала, на котором познакомились[4].

Но несмотря на такой длительный путь их любви, брак не оказался счастливым. Они жили вместе, но часто раздражали друг друга — впрочем, раздражительность могла быть продиктована болезнью А. Толстого. Алексей Константинович скончался в 1875 году[8], жена пережила его на двадцать лет. Умерла в Лиссабоне в 1895 году. Похоронена рядом с мужем[2].

Но это — мы слишком забежали вперед. Ко времени смерти Софьи Андреевны романс «Средь шумного бала» уже был создан.

Публикация[править]

Стихотворение было опубликовано в «Отечественных записках», 1856, № 5[1].

Оно обратило внимание музыкантов. Романсы были в то время очень модны, а стихотворение словно просилось на музыку. И действительно — вскоре появились музыкальные версии к стихам. Сразу два композитора положили стихи на музыку: Б. Шереметьев и А. Шефер[1]. Однако оба эти музыкальных варианта не прижились.

Музыка П. И. Чайковского[править]

Прошло еще много лет, и в 1878 году, уже после смерти А. К. Толстого, эти стихи понравились Петру Ильичу Чайковскому. Он создал к ним свою музыку — ту, с которой появившийся романс прославился и существует уже более сотни лет[9].

Для передачи поэтического образа этих стихов П. Чайковский выбрал жанр вальса. Кроме того, композитор напрочь ушел от «шумного бала»[1][10], оставив его лишь в начале — всё в музыке сосредоточено на интимных чувствах, где нет места ничему шумному, всеобще веселому: в его музыке все лирично, тонко и задушевно, там — лишь двое, и больше никто не нужен. П. Чайковский, как часто бывало, внес собственные небольшие изменения в текст, продиктованные законами музыкальной формы и музыкальным течением фразы: он повторил слово «грустно», изменил пунктуацию — у Толстого: «Люблю ли тебя — я не знаю», у Чайковского: «Люблю ли тебя, я не знаю»[1]. Эти мелкие исправления уводят внутрь чувств — от всех и всего окружающего, создают атмосферу первых нежных прикосновений в мире, где существуют лишь двое влюбленных.

Эта любовь еще робка, ее может вспугнуть и уничтожить любой чужой взгляд, любое брошенное слово. Уже первая фраза романса как бы с трудом договаривается до конца: «Средь шумного бала (пауза), случайно (пауза), в тревоге мирской суеты тебя я увидел». И первая неопределенность («люблю ли тебя, я не знаю») выражена несколько приглушенным звучанием: moderato[1]. Это самое начало большой любви, когда чувства еще не определены в строгие формы их названий, но они уже проступили — пока еще в грезах, воспоминаниях, в душевных порывах[10].

Свой романс композитор посвятил младшему брату Анатолию Ильичу Чайковскому, правоведу по профессии, который служил в Тифлисе в качестве прокурора Окружного суда[1]. Он помогал Петру Ильичу пережить кризис, связанный с неудачной женитьбой на Антонине Милюковой; композитор пытался вырваться из своих природных влечений гомосексуализма, чувствовал свою ущербность, не понимая его природных истоков, и безумно страдал. Развестись официально было в то время очень сложно — официальные супруги просто проживали отдельно, ничем и никак не связанные более. Именно в это время Петр Ильич и сочинял романс «Средь шумного бала…».

Романс «Средь шумного бала…» стал одним из самых популярных в русской культуре.

Источники[править]