Мария Карловна Андерсон

Материал из ALL
Перейти к: навигация, поиск
Балерина Мария Карловна Андерсон, 1888 г. (Центральный Государственный архив Санкт-Петербурга)

Мария Карловна Андерсон (Мария Анисимовна Васильева, по мужу Риттер; 1870—1944, Фрунзе[1]) — артистка балета петербургских императорских театров.

В 1888 году[2][3][4] (иногда ошибочно называется 1887 год[5]) окончила Петербургское театральное училище (хореографическое отделение) при императорской труппе и была зачислена в Петербургскую императорскую труппу.

Артистическая деятельность М. К. Андерсон началась в те годы, когда Мариинский театр ставил балеты Чайковского, и начинающая артистка балета сразу участвовала в них, став первой исполнительницей партий. Главный балетмейстер труппы Мариус Петипа углядел ее комедийный дар и назначал на лирико-комедийные роли. Она с успехом выходила на сцену в хореографических постановках М. И. Петипа и Л. И. Иванова.

Балерина Мария Карловна Андерсон, 1888 г. (Центральный Государственный архив Санкт-Петербурга)

Казалось бы, карьера танцовщицы складывалась удачно. Всё изменилось катастрофическим образом в конце 1893 года[5]. Пожары от неосторожных возгораний были бичом с давних времен. На одной из репетиций на танцовщице загорелся ее легкий балетный костюм. Саму артистку спасли, но полученные ожоги были серьзны; травмы оказались столь тяжелыми, что о продолжении балетной карьеры не могло быть и речи[1][3]. Марии Карловне было всего-то немногим более двадцати лет. С театром нужно было расставаться, ее партии передавались другим исполнительницам. В комедийной партии Мухи из балета «Капризы бабочки» при возобновлении постановки в 1895 году ее заменила О. Преображенская.

Дирекция императорских театров, прощаясь с Марией Карловной, дала ей последний бенефис. Ее прощальный бенефис состоялся 8 сентября 1895 г.[1], сразу после траура по государю Александру III[6]. А вот по поводу избранного ею представления, сведения разнятся. По некоторым данным, она избрала тогда балет «Пробуждение Флоры» (бенефицианты сами отбирали репертуар для своих бенефисов), поставленный за год до того, 28 июля (9 августа) 1894 года в Петергофском придворном театре, в качестве свадебного подарка в честь бракосочетания великой княжны Ксении Александровны, дочери царствующего императора Александра III, и великого князя Александра Михайловича, внука Николая I (новобрачные состояли в родстве: невеста приходилась двоюродной племянницей своему жениху) и входил в культурную программу, которой потчевали вельможных гостей со всей Европы, прибывших на свадьбу императорского дома[7][8]. Сама Мария Андерсон в балете участвовать не могла — ни в премьере 1894 года, ни в свой бенефис — по причине полученных травм, но выбрать для бенефиса могла. Таким образом балет, созданный для одноразового представления, который должен был навсегда забыться после торжественного празднества, пришел к зрителям в императорский публичный театр и остался на мировой сцене навсегда.

Но есть и другие свидетельства. Хроникёр русского балета А. А. Плещеев называет другой балет, который Мария Карловна выбрала для своего последнего бенефиса: балет «Парижский рынок», сочиненный Мариусом Петипа тридцать лет назад для его супруги Марии Суровщиковой-Петипа. Причем Мария Андерсон сама вышла на сцену в партии главной героини Лизеты, а среди ее партнеров были Энрико Чекетти, С. Литавкин и др., а первая исполнительница этой партии, Мария Сергеевна Суровщикова, прислала бенефициантке в знак признательности свой портрет с трогательной дружественной надписью[6]. А. Плещеев так описал этот прощальный для танцовщицы вечер: «Публика сделала ей головокружительный прием <…> какой-то стон стоял от криков и аплодисментов присутствовавших в зале и желавших выразить сочувствие Марии Карловне. Это торжество было особенно трогательно, потому что прощались с танцовщицей, сделавшей только первые удачные шаги на сцене. <…> Г-же Андресон, видимо, было трудно распоряжаться своими руками и, несмотря на это, она мило, грациозно, с кокетством и веселостью исполнила» основные па. Сразу после этого целого балета, пишет А. Плещеев, Мария Андресон выступила в нескольких сценах из других балетов, в том числе — из балетов «Катарина, дочь разбойника» и «Пробуждение Флоры»[6]. Так что, правы и те, кто назвали балет «Пробуждение Флоры» как бенефисный у Марии Андерсон, только он был не единственный и дан не целиком.

Anderson m1.jpg

Сама Мария Карловна вскоре после своего последнего бенефиса уехала за границу на лечение.

Весь ее репертуар оказался весьма невелик:

и несколько других партий.

Фотография К. А. Варламова, подаренная им Марии Андерсон с надписью: «Дорогой Манечке. Дядя Костя»

Как провела эти годы бывшая балерина Петербургской императорской труппы, неизвестно.

Сохранилась фотография драматического артиста Петербургской императорской труппы К. А. Варламова (1848 г. — 1915 г.), подаренная Марии Карловне с такой надписью: «Дорогой Манечке. Дядя Костя» (по традиции поколение младших называло поколение старших не по имени-отчеству официально, а в домашней театральной атмосфере дядями и тетями, а вполне возможно, что были и родственные отношения).

Последние годы ее жизни прошли во Фрунзе, где она после эвакуации из блокированного Ленинграда работала консультантом в театре оперы и балета. Там к 50-летию со дня смерти Чайковского, в 1943 году, несмотря на войну и тяжелую жизнь в чужом городе, М. К. Андерсон подготовила несколько статей в газеты и свои воспоминания о выдающемся русском композиторе, собрав по крохам — что где находила — материалы. Написала и о своих встречах с Чайковским, когда он приходил на репетиции своих балетов, в которых она участвовала[1]. Эта ее работа оказалась поистине бесценна. Она собрала воспоминания о Чайковском не от его близких лиц, а от тех, кого знала сама, и воспоминания этих людей оказались очень важны по значению документальной уникальности. Так, будущий режиссер балета, а тогда учащийся театральной школы при Петербургской императорской труппе И. Н. Иванов рассказывал, как дети участвовали в самой первой постановке балета «Щелкунчик». Эти воспоминания, собранные Марией Карловной, через три с половиной десятилетия вошли отдельной частью в книгу «Воспоминания о П. И. Чайковском», изданную в 1979 году (М.: Музыка)[9].

Мария Карловна Андерсон (Мария Анисимовна Васильева, по мужу Риттер) скончалась в 1944 году во Фрунзе, во время эвакуации в годы Великой Отечественной войны.

Источники[править]