Ленинградское дело

Материал из ALL
Перейти к: навигация, поиск

()

()

Ленинградское дело — название массовых репрессий в отношении советских партийных и государственных деятелей, проводившихся в конце 1940-х — начале 1950-х годов.

Причины[править]

Послевоенный период сталинского правления ознаменовался целым рядом массовых репрессий: борьба с космополитами, генетиками, разгром ЕАК, дело врачей, процесс Сланского, мингрельское дело, трофейное дело против военачальников и т. д.

Одной из самых крупных витков репрессий стало так называемое «Ленинградское дело» (иногда его называют «делом русских национал-большевиков»).

Причины этих репрессий вообще, и Ленинградского в частности, следующие:

  • Послевоенный голод и разруха порождали негодование и ропот, репрессии должны были запугать потенциальных мятежников и недовольных.
  • Во время войны в значительной степени у народа, в армии и в среде чиновников и функционеров и интеллигенции «ушёл страх». Диктатору нужно было его вернуть, иначе невозможна была диктатура.
  • В последние годы жизни Сталин болел, и его подозрительность и жестокость усилились на этой почве.
  • Лозунг военных лет по возвеличиванию русского народа объективно противоречил сталинской реальной политике.
  • Сталин опасался, что его могут свергнуть или тайно убить.

Общие сведения[править]

В 1948 году загадочно умер Жданов, покровитель «ленинградцев».

«Ленинградцев» обвиняли в том, что они намеревались создать Русскую коммунистическую партию в противовес ВКП(б) и начать противостояние с ЦК. Сталин резко отрицательно отреагировал на предложение создать РКП(б), видимо он боялся, что последняя будет представлять угрозу центральному партийному руководству.

Другим обвинением стало проведение в Ленинграде в январе 1949 года Всероссийской оптовой ярмарки, хотя ярмарка проведилась во исполнение постановления Совета министров СССР.

Кроме того, руководителей Ленинградской партийной организации обвинили в подтасовках в ходе выборов нового руководства на конференции в декабре 1948 года.

15 февраля 1949 года было принято постановление политбюро ЦК ВКП(б) «Об антипартийных действиях члена ЦК ВКП(б) т. Кузнецова А. А. и кандидатов в члены ЦК ВКП(б) тт. Родионова М. И. и Попкова П. С.», которые в результате были сняты с занимаемых постов.

Летом 1949 года министр госбезопасности В.С. Абакумов обвинил Кузнецова, Родионова и руководителей Ленинградской областной организации ВКП(б) в контрреволюционной деятельности.

Аресты в основном проходили в августе — октябре 1949 года.

Главные обвиняемые:

  • Алексей Александрович Кузнецов — секретарь ЦК ВКП(б);
  • Пётр Сергеевич Попков — первый секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б);
  • Николай Алексеевич Вознесенский — председатель Госплана СССР;
  • Яков Фёдорович Капустин — второй секретарь Ленинградского горкома ВКП(б);
  • Пётр Георгиевич Лазутин — председатель Ленгорисполкома;
  • Михаил Иванович Родионов — председатель Совета министров РСФСР;
  • Иосиф Михайлович Турко — первый секретарь Ярославского обкома ВКП(б);
  • Филипп Егорович Михеев — управделами Ленинградского обкома и горкома ВКП(б);
  • Таисия Владимировна Закржевская — заведующая отделом партийных, профсоюзных и комсомольских органов Ленинградского обкома ВКП(б).

Следственную группу непосредственно возглавлял полковник Комаров, который впоследствии признал, что по приказанию Абакумова лично избивал Вознесенского, а следователи Сорокин и Питовранов избиваили и пытали Кузнецова. Арестованных подвергали жестоким избиениям и пыткам. Так, Иосиф Турко вспоминал:

Я никаких преступлений не совершал и виновным себя не считал и не считаю. Показания я дал в результате систематических избиений, так как я отрицал свою вину. Следователь Путинцев начал меня систематически избивать на допросах. Он бил меня по голове, по лицу, бил ногами. Однажды он меня так избил, что пошла кровь из уха. После таких избиений следователь направлял меня в карцер, угрожал уничтожить меня, мою жену и детей, а меня осудить на 20 лет лагерей, если я не признаюсь… Потом Путинцев предложил мне подписать чудовищный протокол о Кузнецове, Вознесенском и других. В нем также содержались дикие измышления о руководителях Партии и правительства. И что я участник заговора. Били. Я кричал на всю тюрьму. Семь суток просидел в карцере. Снова отказался подписать протокол... Снова побои. Потом я увидел врача со шприцем. Я испугался и подписал сразу два протокола... Повели к Комарову. Его я боялся больше, чем Путинцева... Хотел покончить самоубийством... Дома жена лишилась рассудка, сына арестовали, малолетнюю дочь отдали в детдом... В результате я подписал всё, что предлагал следователь…

Валерий Кузнецов, сын расстрелянного секретаря ЦК, со слов врача следственной тюрьмы и по материалам дела говорил:

Отцу сломали позвоночник, разбили ушную раковину... Вряд ли отец ясно представлял, что подписывал. Его нещадно били. В Военном трибунале в Ленинграде из-за поврежденного позвоночника он не мог стоять – опирался на руки...

Всем арестованным было предъявлено обвинение в том, что, создав антипартийную группу, они проводили вредительско-подрывную работу, направленную на отрыв и противопоставление ленинградской партийной организации Центральному Комитету партии, превращение её в опору для борьбы с партией и ЦК ВКП(б).

29 сентября 1950 года начался суд по этому делу, который проходил в Доме офицеров в Ленинграде.

1 октября 1950 года в 2.00, спустя час после оглашения приговора, Вознесенский, Кузнецов, Родионов, Попков, Капустин, Лазутин были расстреляны (или даже зверски замучены до смерти), а Турко, Закржевскую и Михеева были осуждены на длительное тюремное заключение.

По установленной в 1937 году традиции, после главного судилища начались дочерние процессы. Только в Москве было расстреляно 20 человек. Репрессии проводились и в Горьком, Мурманске, Симферополе, Новгороде, Рязани, Пскове, Петрозаводске и Таллине. руководители Карелии Геннадий Николаевич Куприянов и Вольдемар Матвеевич Виролайнен. Согласно докладной записки министра внутренних дел Круглова и его заместителя Серова: всего было осуждено 214 человек, из них 69 человек основных обвиняемых и 145 человек из числа близких и дальних родственников; 2 человека умерли в тюрьме до суда, 23 человека осуждены военной коллегией к ВМН. В августе 1952 года на длительные тюремные сроки по сфальсифицированным делам Смольнинского, Дзержинского и других районов Ленинграда были осуждены свыше 50 человек, работавших в период блокады секретарями райкомов партии и председателями райисполкомов.

Не только партийные и государственные работники попали под удар, репрессиям подверглись также хозяйственные, профсоюзные, комсомольские и военные работники, учёные, представители творческой интеллигенции, разгром был учинён в Ленинградском университете, Ленинградском филиале Музея Ленина, Ленинградском музее революции и Музее обороны Ленинграда.

Среди казнённых был секретарь Крымского обкома, генерал-лейтенант Николай Васильевич Соловьев, который по некоторым данным выступавший против создания на территории Крыма еврейской республики.

Репрессиям подвергались и родственники осуждённых. Особое совещание МГБ СССР осудило на 5 лет ссылки мать секретаря Ленинградского обкома Г.Ф. Бадаева в возрасте 67 лет и двух его сестер. Отправили в ссылку отца секретаря Ленинградского горисполкома А.А. Бубнова в возрасте 72 лет, мать 66 лет, двух братьев и двух сестёр.

Всего потеряли работу или были осуждены тысячи человек, сотни расстреляны.

Реабилитация[править]

10 декабря 1953 года руководители МВД СССР С.Н. Круглов и И.А. Серов показали, что на абсолютное большинство из арестованных «не имелось серьёзных оснований для привлечения к уголовной ответственности или высылке в дальние районы Сибири».

30 апреля 1954 года Верховный суд СССР пересмотрел «Ленинградское дело».

3 мая 1954 года Президиум ЦК КПСС принял постановление «О деле Кузнецова, Попкова, Вознесенского и других», в котором говорилось:

Расследованием, произведенным в настоящее время Прокуратурой СССР по поручению ЦК КПСС, установлено, что дело по обвинению Кузнецова, Попкова, Вознесенского и других в измене Родине, контрреволюционном вредительстве и участии в антисоветской группе было сфальсифицировано во вражеских авантюристических целях бывшим министром госбезопасности СССР, ныне арестованным Абакумовым и его сообщниками.

Таким образом, осуждённые по Ленинградскому делу были признаны невиновными, и были реабилитированы.