Клинический случай ВИЧ:Больная Г., 29 лет — различия между версиями

Материал из ALL
Перейти к: навигация, поиск
(архив)
 
(нет различий)

Текущая версия на 15:07, 14 июня 2019

Первый случай смерти от СПИДа в СССР.

Больная Г, 29 лет, служащая, наблюдалась с 1985 года в одной из поликлиник Ленинграда. Перенесла вирусный гепатит в 1974 году. С 1976 г. — хронический пиелонефрит, герпетическая инфекция (локальная форма с поражением слизистых губ). Переливания крови отрицала. Много позже стало известно, что больная с 1979 года имела неоднократные половые связи с иностранцами, в том числе с африканцами. Ухудшение состояния было отмечено с февраля 1988 года: жалобы на общую слабость, боли в горле, волнообразное повышение температуры до 39, ознобы, кашель (сухой, периодический, со слизистой мокротой). Констатировано обострение хронического тонзиллита. Очередное ухудшение самочувствия с 25.07.1988. Беспокоили общая слабость, сухой кашель, боли в горле. Диагноз: ОРЗ, трахеит, пневмония (?). Обследована в противотуберкулёзном диспансере, данных о наличии туберкулёза не получено. В анализе крови: умеренный лейкоцитоз со сдвигом влево, эозинофилия, СОЭ 55 мм/ч. На рентгенограмме грудной клетке — лёгкие без инфильтративных изменений. В поликлинике больную многократно осматривали врачи разных специальностей, однако не было настороженности в выявлении инфекционной патологии. Впоследствии состояние и самочувствие больной ухудшилось, сохраналась лихорадка, нарастала общая слабость, покашливание с отхождением мокроты серозного характера, жжение в груди, по вечерам ознобы с повышением температуры до 39, налёты белого цвета на слизистой оболочке полости рта. Было выяснено, что больная похудела на 12 кг за 5 месяцев, отмечала снижение аппетита, появление ощущения «труднопроходимости пищи». При объективном обследовании состояние было удовлетворительным, кожа чистая, сыпи не было. На мягком нёбе, дужках и задней стенке глотки имелись налёты белого цвета. Пальпировались лимфоузлы в подчелюстной области диаметром до 1 см, в левой подключичной ямке — до 3 мм, безболезненные, не спаянные с клетчаткой. При перкуссии грудной клетки лёгочный звук, справа от угла лопатки книзу участок притуплённого звука, дыхание жёсткое. Печень и селезёнка не пальпировались. В клинике больную широко обследовали (посев крови, клинические анализы, консультации с целью уточнения характера поражения органов дыхания). 30.08.1988 состояние больной значительно ухудшилось: состояние средней тяжести, усилился кашель, одышка, сердцебиение, гипотония. В лёгких дыхание жёсткое, хрипов не было. При фиброэзофагогастроскопии выявлены налёты на слизистой оболочке пищевода, признаки гастрита. В промывных водах бронхов обнаружены в значительном количестве грибы рода Кандида. Диагностировано кандидозное поражение слизистой оболочки ротовой полости, верхних дыхательных путей, бронхов, пищевода, в связи с чем больная была переведена в клинику грубых микозов ГИДУВа, где проводили дезынтоксикационную, антибактериальную, иммуностимулирующую терапию. Несмотря на проводимое лечение, состояние больной прогрессивно ухудшалось, поэтому её перевели в реанимацию с диагнозом: распространённый кандидоз полости рта, верхних дыхательных путей, пищевода, двухсторонняя пневмония. Осложнения: дыхательная недостаточность 2-3 ст, сердечно-сосудистая недостаточность 1-2 ст. Врачи отделения реанимации констатировали у больной острую двустороннюю пневмонию, острую дыхательную недостаточность 3 ст., сепсис. Состояния тяжёлое: кожа влажная, акроцианоз, тахикардия, выраженная одышка, в лёгких выслушивались влажные хрипы слева в задненижних отделах. Данные лабораторного исследования свидетельствовании о нарастании анемии, лекоцитоза с резким палочкоядерным сдвигом сдвигом влево до метамиелоцитов, лимфопении, СОЭ 64 мм/ч. Выявлено резкое угнетение Т-клеточного звена иммунитета с дисбалансом основных иммунорегулирующих клеток (СD4 и CD8). Больной проводили интенсивную терапию, однако, её состояние быстро ухудшалось, нарастали клинические признаки острой дыхательной недостаточности и лёгочно-сердечной недостаточности: сохранялась одышка 40-60 в 1 мин, тахикардия, интоксикация, гипоксия (РО2 в капиллярной крови около 47 мм). Комплексная антибактериальная и патогенетическая терапия успеха не имела, на третьи сутки пребывания в отделении больная скончалась. На секции обнаружены диффузные поражения лёгочной ткани, расцененные как альвеолит, гипоплазия лимфатических узлов корней лёгких, признаки выраженной дыхательной недостаточности с умеренным хроническим венозным застоем в большом круге кровообращения. При микроскопическом изучении срезов лёгочной ткани были выявлены массовые скопления пенистого экссудата в альвеолах, что характерно для картины пневмоцистной пневмонии. Наличие необычных клинических проявлений («лёгочный дебют» системного заболевания и длительно текущий распространённый кандидоз) побудило врачей сделать обследование на ВИЧ ещё в отделении, но в связи с молниеносным течением болезни исследование на ВИЧ-инфекцию было выполнено лишь посмертно. Обследование на ВИЧ трупной крови методом ИФА и иммунноблоттинге в специализированных лабораториях Москвы и Ленинграда выявили полный спектр антител к индивидуальным белкам ВИЧ. На основании клинико-эпидемиологических и секционных данных был установлен диагноз: СПИД — пневмоцистная пневмония, распространённый кандидоз ротовой полости, верхних дыхательных путей, бронхов, пищевода, дыхательная и сердечно-сосудистая недостаточность. По-видимому, больная была инфицирована ВИЧ в феврале-августе 1988 г., имела место клиническая манифестация СПИДа. Непосредственно клиника СПИДа этой больной была связана с оппортунистическими инфекциями: распространённым кандидозом желудочно-кишечного тракта и органов дыхания, а также пневмоцистной пневмонией, которая протекала очень тяжело с прогрессирующим нарастание сердечно-лёгочной недостаточности.

Пневмоцистная пневмония — наиболее частое СПИД-индикаторное заболевание, вызываемое P.carinii.

Ссылки[править]