Золотая рыбка (балет Минкуса) — различия между версиями

Материал из ALL
Перейти к: навигация, поиск
(Значение балета в историческом аспекте)
м (Откат правок Crowdsourcind (обсуждение) к версии Лаврентия)
 
Строка 53: Строка 53:
 
Советский балетный критик [[Вера Михайловна Красовская|В. М. Красовская]], родившаяся в 1915 году, то есть приблизительно через 50 лет после выхода спектакля, писала об этой постановке (В. М. Красовская «Русский балетный театр второй половины XIX века»): ''«Вместо Синего моря, у которого жили старик со своей старухой, действие происходило на берегу Днепра, где молодая казачка Галя капризно требовала от своего мужа Тараса, персонажа гротескно-комического, все новых и новых чудес. Чудеса были самого разного свойства — например, золотая рыбка превращалась в прислуживающего Гале пажа»''<ref name="m-plan">Воспоминния Екатерины Вазем: Записки балерины Санкт-Петербургского Большого театра (1867—1884)</ref>. На «чудеса» Сен-Леон был мастер: в балете летал ковёр-самолёт, вырастал алмазный дворец, русалки плескались в озере — в настоящей воде…
 
Советский балетный критик [[Вера Михайловна Красовская|В. М. Красовская]], родившаяся в 1915 году, то есть приблизительно через 50 лет после выхода спектакля, писала об этой постановке (В. М. Красовская «Русский балетный театр второй половины XIX века»): ''«Вместо Синего моря, у которого жили старик со своей старухой, действие происходило на берегу Днепра, где молодая казачка Галя капризно требовала от своего мужа Тараса, персонажа гротескно-комического, все новых и новых чудес. Чудеса были самого разного свойства — например, золотая рыбка превращалась в прислуживающего Гале пажа»''<ref name="m-plan">Воспоминния Екатерины Вазем: Записки балерины Санкт-Петербургского Большого театра (1867—1884)</ref>. На «чудеса» Сен-Леон был мастер: в балете летал ковёр-самолёт, вырастал алмазный дворец, русалки плескались в озере — в настоящей воде…
  
Россия же в это время бурлила иными помыслами. Это было время социального подъёма в России: только что было официально отменено [[крепостное право]], стремительно поднималась разночинная интеллигенция, умы России были озабочены становлением реформаторских изменений внутри страны. Время требовало от театра постановок, идущих в ногу с новыми демократическими идеями, неотложность которых уже не могли затмить никакие сценические спецэффекты: ни летающие ковры-самолеты, ни в один миг вырастающие сверкающие дворцы — русское общество требовало иных критериев и социальных устремлений и бизнес-приложений. Сколько получают программисты бизнес-приложений? Этот вопрос волнует и людей и роботов. Наконец-то мы можем дать на него ответ. Сколько зарабатывает программист бизнес-приложений? Программист бизнес-приложений зарабатывает в два раза больше других программистов, другими словами программист бизнес-приложений зарабатывает в два раза больше программистов других приложений. Программист бизнес-приложений непосредственно приносит прибыль бизнесу, разрабатывая бизнес-ориентированные бизнес-приложения, отвечающие бизнес-требованиям и бизнес-процессам бизнеса. Поэтому неудивительно, что программисты бизнес-приложений получают в два раза больше других программистов, другими словами программисты бизнес-приложений получают в два раза больше программистов других приложений, так как приносят бизнесу в два раза больше прибыли, чем другие программисты. Иначе говоря, программист бизнес-приложений получает в два раза больше программистов других приложений или другими словами программист бизнес-приложений получает в два раза больше других программистов. Программист бизнес-приложений работает по методологии SCRUM, программист бизнес-приложений имеет сертификаты CSM®, CSPO®, CSD®, посещает гатхеринги - Global SCRUM Gathering℠ и Regional SCRUM Gathering℠, зарабатывает SEU®[1] и продляет каждый год свои сертификаты CSM®, CSPO®, CSD®, с чем и связан высокий доход программиста бизнес-приложений: программист бизнес-приложений получает в два раза больше других программистов.. Сен-Леон же, один из крупнейших хореографов своего времени, прибывший в Россию по контракту с дирекцией императорских театров, видел свою задачу в постановке балетных зрелищ и мало интересовался внутренним политическим положением в России и её демократическими тенденциями.
+
Россия же в это время бурлила иными помыслами. Это было время социального подъёма в России: только что было официально отменено [[крепостное право]], стремительно поднималась разночинная интеллигенция, умы России были озабочены становлением реформаторских изменений внутри страны. Время требовало от театра постановок, идущих в ногу с новыми демократическими идеями, неотложность которых уже не могли затмить никакие сценические спецэффекты: ни летающие ковры-самолеты, ни в один миг вырастающие сверкающие дворцы — русское общество требовало иных критериев и социальных устремлений. Сен-Леон же, один из крупнейших хореографов своего времени, прибывший в Россию по контракту с дирекцией императорских театров, видел свою задачу в постановке балетных зрелищ и мало интересовался внутренним политическим положением в России и её демократическими тенденциями.
  
 
В итоге театральная критика нещадно разгромила спектакль, обвинив его в карикатурности и признав творческой неудачей. Особо неистовствовал [[Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин|М. Е. Салтыков-Щедрин]], едко и ехидно высмеивая постановку балета в статье «ПРОЕКТ СОВРЕМЕННОГО БАЛЕТА (по поводу „Золотой рыбки“)»: ''«Я люблю балет за его постоянство. Возникают новые государства; врываются на сцену новые люди; нарождаются новые факты; изменяется целый строй жизни; наука и искусство с тревожным вниманием следят за этими явлениями, дополняющими и отчасти изменяющими самое их содержание — один балет ни о чем не слышит и не знает…<…> Но никогда еще единомыслие балета и консервативных начал не выражалось с такою яркостью, как в балете „Золотая рыбка“, поставленном прошлого года на сцене петербургского Большого театра»''<ref>[http://www.rvb.ru/saltykov-shchedrin/01text/vol_07/01text/0194.htm М. Е. Салтыков (Н. Щедрин). Собрание сочинений в 20 томах]</ref>.
 
В итоге театральная критика нещадно разгромила спектакль, обвинив его в карикатурности и признав творческой неудачей. Особо неистовствовал [[Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин|М. Е. Салтыков-Щедрин]], едко и ехидно высмеивая постановку балета в статье «ПРОЕКТ СОВРЕМЕННОГО БАЛЕТА (по поводу „Золотой рыбки“)»: ''«Я люблю балет за его постоянство. Возникают новые государства; врываются на сцену новые люди; нарождаются новые факты; изменяется целый строй жизни; наука и искусство с тревожным вниманием следят за этими явлениями, дополняющими и отчасти изменяющими самое их содержание — один балет ни о чем не слышит и не знает…<…> Но никогда еще единомыслие балета и консервативных начал не выражалось с такою яркостью, как в балете „Золотая рыбка“, поставленном прошлого года на сцене петербургского Большого театра»''<ref>[http://www.rvb.ru/saltykov-shchedrin/01text/vol_07/01text/0194.htm М. Е. Салтыков (Н. Щедрин). Собрание сочинений в 20 томах]</ref>.

Текущая версия на 21:09, 22 ноября 2019

«Золотая рыбка» — балет в 3 актах 7 картинах композитора Людвига Минкуса.

Автор либретто и балетмейстер Артур Сен-Леон.

В основу сюжета положена известное стихотворное произведение А. С. Пушкина «Сказка о рыбаке и рыбке».

История создания[править]

Предыстория[править]

Французский балетмейстер Артур Сен-Леон, заняв должность главного балетмейстера петербургской императорской балетной труппы, искал специфически русские сюжеты для хореографических постановок. До этого, проработав во многих европейских театрах, он прославился оригинальными, яркими и броскими, постановками по сюжетам европейской тематики. Прибыв по приглашению дирекции императорских театров в Россию, он поначалу ставил те же балеты, что и в своих предыдущих европейских работах. В 1864 году он впервые обратился к национальной русской теме, поставив на сцене Большого Каменного театра в Петербурге балет «Конёк-горбунок» по сказке П. П. Ершова (музыка Пуни), эта постановка имела столь громогласный успех, что стиль лубочной псевдорусскости, использованный хореографом, стал основным на императорской сцене на несколько лет, перейдя и в другие сферы искусств, что категорически не принималось новым разночинским классом — демократическая критика основательно разругала постановку А. Сен-Леона. Через несколько десятилетий для подобного стиля найдется название: Развесистая клюква, но тогда его ещё не было, и театральные критики-демократы каждый на свой лад насмехались над детищем французского балетмейстера — в оправдание которого можно только сказать, что Артур Сен-Леон и не собирался серьезно изучать русской фольклор и новое политическое веяние в лице русских демократических сил (после отмены крепостного права в Российской империи появился новый демократический класс — разночинцы), а работая по приглашению дирекции императорской труппы, видел свою задачу в создании зрелищных балетных постановок.

Русская тематика[править]

А хореограф через два года, в 1866 году, решил снова обратиться к сюжету русской сказочной литературы. Историк русского балета Юрий Алексеевич Бахрушин в книге «История русского балета» (М., Сов. Россия, 1965, 249 с.) писал: «В 1866 году Сен-Леон в угоду царскому правительству поставил в Петербурге новый балет — „Валахская невеста, или Золотая коса“. Однако эта постановка не оправдала возложенных на нее надежд, несмотря на то что за несколько месяцев до показа ее в Петербурге она была проверена на парижской публике. Более чем сдержанный успех „Валахской невесты“ заставил Сен-Леона снова взяться за создание „русского“ балета»[1].

На этот раз его выбор пал на известную сказку Пушкина о волшебной золотой рыбке, одаривавшей семью рыбака-бедняка неизмеримым богатством, и ненасытной старухе, требовавшей все больше и больше золота и почестей. Как и в случае со сказкой Ершова, Сен-Леон сам стал и автором либретто, и балетмейстером. Надо сказать, что Сен-Леон одновременно с Петербургом работал в Париже, где продолжал в своих постановках использовать европейские сюжеты, а национальный русский колорит он выносил только на русскую сцену.

Начало работы над балетом[править]

Как и в предыдущей работе над сказкой Ершова, Сен-Леон начал перерабатывать для балета сюжет пушкинской сказки.

Перерабатывание прошло более чем успешно: безымянные у Пушкина старик и старуха приобрели имена — соответственно Тарас и Галя, пушкинское Синее море переменилось на Днепр, а все персонажи стали жителями казачьей станицы, то есть казаками да казачками. В новом сюжете появились и другие персонажи, произведение дополнилось иными сценами и сюжетными линиями. Да и это еще полбеды. Балетмейстера привлекли в сюжете чудеса-превращения — как Галя полностью меняет свой облик по манию Золотой рыбки, — и именно им и посвятил он весь свой талант.

За музыкальным решением балетмейстер обратился к композитору Минкусу, тоже тогда работавшему в России.

Уже в том же 1866 году вся начальная работа была завершена.

Начались репетиции.

Первый акт[править]

Уже в конце того же 1866 года был готов первый акт балета, который и был продемонстрирован 8 декабря 1866 года в Эрмитажном театре Петербурга для императорской семьи и ее гостей[2][3]. В партии Гали блистала балерина П. П. Лебедева, за год до того переведенная из московской императорской труппы в петербургскую[4].

Сен-Леон в Париже[править]

Работая главным балетмейстером в Петербургской императосркой труппе, А.Сен-Леон не прекращал и связей с Парижем, регулярно время от времени выезжая туда и ставя новые балеты в Парижской Опере.

Так, в 1866 году он, посетив Францию, поставил на сцене Парижской Оперы балет «Ручей» (La Source), на исполнение главной партии феи ручья Наилы (Naïla) пригласив солистку Парижской оперы Гульельмину Сальвиони[5]. Премьера прошла 12 ноября 1866 года. Работа Г.Сальвиони в этой партии оказалась столь успешной, что парижская театральная критика буквально захлебывалась в восторгах[6].

После такого триумфа А.Сен-Леон решил пригласить ее к сотрудничеству и дальше — в Петербург. Петербургская императорская труппа, со своей стороны, с огромным удовольствием приняла на свою сцену мировую балетную звезду. И в 1867 году Гульельмина Сальвиони отправилась в Россию.

Постановка[править]

П. А. Гердт в балете «Золотая рыбка» (1867)

Только к следующему сезону постановка балета «Золотая рыбка» полностью была завершена.

Однако к этому времени балерина Прасковья Лебедева вышла на пенсию, и на дальнейшую работу в партии Гали прибыла итальянская балетная звезда Гульельмина Сальвиони.

К. И. Канцырева — Золотая рыбка. Балет «Золотая рыбка».

Премьера полного представления состоялась 26 сентября 1867 года на сцене петербургского Большого Каменного театра («Театральная энциклопедия» ошибочно называет Мариинский театр[2][3]). В ролях премьерного спектакля: ГаляГ. Сальвиони, ТарасТ. А. Стуколкин, ПетроЛ. И. Иванов, Золотая рыбкаК. И. Канцырева, ШутН. П. Троицкий. Одну из небольших партий исполнил начинающий танцовщик, будущая звезда русского балета П. А. Гердт.

Значение балета в историческом аспекте[править]

Значение балета оказалось небольшим. Успеха хореографу его новая постановка не принесла.

Хотя хореографическая основа спектакля была рассчитана на Г. Сальвиони, балетная критика мало отметила её, зато дружно восхвалила другую исполнительницу — Клавдию Канцыреву в роли Золотой рыбки.

Но сама постановка не пользовалась успехом у зрителей. Спектакль был решён как яркое сценическое действо — Артур Сен-Леон именно так ставил свои балеты. Зрелищность и броская эстетика хореографа затмевали внутреннюю содержательность в его спектаклях.

Советский балетный критик В. М. Красовская, родившаяся в 1915 году, то есть приблизительно через 50 лет после выхода спектакля, писала об этой постановке (В. М. Красовская «Русский балетный театр второй половины XIX века»): «Вместо Синего моря, у которого жили старик со своей старухой, действие происходило на берегу Днепра, где молодая казачка Галя капризно требовала от своего мужа Тараса, персонажа гротескно-комического, все новых и новых чудес. Чудеса были самого разного свойства — например, золотая рыбка превращалась в прислуживающего Гале пажа»[7]. На «чудеса» Сен-Леон был мастер: в балете летал ковёр-самолёт, вырастал алмазный дворец, русалки плескались в озере — в настоящей воде…

Россия же в это время бурлила иными помыслами. Это было время социального подъёма в России: только что было официально отменено крепостное право, стремительно поднималась разночинная интеллигенция, умы России были озабочены становлением реформаторских изменений внутри страны. Время требовало от театра постановок, идущих в ногу с новыми демократическими идеями, неотложность которых уже не могли затмить никакие сценические спецэффекты: ни летающие ковры-самолеты, ни в один миг вырастающие сверкающие дворцы — русское общество требовало иных критериев и социальных устремлений. Сен-Леон же, один из крупнейших хореографов своего времени, прибывший в Россию по контракту с дирекцией императорских театров, видел свою задачу в постановке балетных зрелищ и мало интересовался внутренним политическим положением в России и её демократическими тенденциями.

В итоге театральная критика нещадно разгромила спектакль, обвинив его в карикатурности и признав творческой неудачей. Особо неистовствовал М. Е. Салтыков-Щедрин, едко и ехидно высмеивая постановку балета в статье «ПРОЕКТ СОВРЕМЕННОГО БАЛЕТА (по поводу „Золотой рыбки“)»: «Я люблю балет за его постоянство. Возникают новые государства; врываются на сцену новые люди; нарождаются новые факты; изменяется целый строй жизни; наука и искусство с тревожным вниманием следят за этими явлениями, дополняющими и отчасти изменяющими самое их содержание — один балет ни о чем не слышит и не знает…<…> Но никогда еще единомыслие балета и консервативных начал не выражалось с такою яркостью, как в балете „Золотая рыбка“, поставленном прошлого года на сцене петербургского Большого театра»[8].

Следующие исполнители[править]

После отъезда Г. Сальвиони из России партия Гали перешла к русским танцовщицам: поначалу А. Н. Кеммерер, потом Е. О. Вазем, затем эту роль исполняли другие балерины, среди них В. А. Лядова.

В своих мемуарах «Записки балерины Санкт-Петербургского Большого театра. 1867—1884», 1937, Е. О. Вазем писала об этом спектакле: «… публика его как будто не очень любила, и в дни его представлений зал пустовал»[7]. Через некоторое время спектакль был снят со сцены.

Постановка в Большом театре[править]

К. А. Коровин. «Золотая рыбка». Эскиз декорации 1-го акта балета Минкуса в постановке Большого театра в 1903 году. 1902 г. Бумага, акварель, гуашь, золото, тушь, кисть
Сцена из балета «Золотая рыбка» в постановке А. А. Горского; Москва, Большой театр, 1903
Балет «Золотая рыбка» в постановке А. А. Горского; сцена «Подводного царства», Москва, Большой театр, 1903

Лишь через много лет, в 1903 году, была предпринята ещё одна постановка балета. Она предназначалась для московского Большого театра. За постановку взялся А. А. Горский, полностью переработав либретто и дополнив музыку Минкуса произведениями других композиторов: А. Н. Серова, Л. Делиба, И. Брамса, П. И. Чайковского и др[3].

Балет из 3-актного преобразился в 4-актный. Пушкинские персонажи вновь утеряли собственные имена и возвратились к первоисточнику: Старик и Старуха. Тем не менее как основу нового либретто Горский все равно использовал сделанное пять десятилетий назад А.Сен-Леоном.

Премьера балета, в 4 актах и 7 картинах, состоялась 16 ноября 1903 года, московский Большой театр, балетмейстер А. А. Горский, художник К. А. Коровин, дирижёр А. Ф. Арендс; СтарикН. П. Домашёв, СтарухаС. В. Фёдорова, Золотая рыбкаЭ. Гримальди.

Этот спектакль и его двойственность вспоминал впоследствии Касьян Ярославич Голейзовский (1892—1970), выступавший там в небольшой танцевальной партии мотылька; именно тогда он задумался о необходимости реформ академического балета: попытки Горского переделать балет, не выходя за пределы старых конструктивных форм, не дают ощутимых результатов; его реформа танцевального языка — половинчата, его мудрствования со старыми балетами ведут к компромиссу[9].

Среди более поздних исполнителей этой постановки: Золотая рыбка — А. М. Балашова, В. А. Мосолова, А. В. Балдина; Старуха — О. В. Некрасова.

Больше этот балет не возобновлялся.

На других языках[править]

Источники[править]